Внедоговорная полная материальная ответственность

В статье подробно рассмотрены основания возложения на работника внедоговорной полной материальной ответственности, предусмотренные ст. 243 ТК РФ.

Как известно, по общему правилу за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка (ограниченная материальная ответственность). И только в случаях, прямо предусмотренных законом, может быть установлена полная материальная ответственность работника перед работодателем (ст. 238 ТК РФ). Чаще всего такая полная ответственность наступает в силу договора о полной материальной ответственности, заключенного между работником и работодателем, однако трудовым законодательством предусмотрена возможность возложения на работника материальной ответственности в полном объеме и при отсутствии такого договора.

Основаниями возложения на работника внедоговорной полной материальной ответственности, предусмотренными ст. 243 ТК РФ, являются:
- умышленное причинение ущерба;
- причинение ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;
- причинение ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;
- причинение ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;
- разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами;
- причинение ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.
Рассмотрим их более подробно.

Умышленное причинение ущерба работодателю имеет место, когда работник осознает возможность его причинения и желает этого или относится безразлично к подобным последствиям своих действий (бездействия).

Основанием возложения на работника полной материальной ответственности является причинение ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. Однако в данном случае следует иметь в виду, что необходимо наличие причинно-следственной связи между материальным ущербом и действиями работника, находящегося в том числе в состоянии алкогольного опьянения.

Пример. Так, ОАО "Н-ая МТС" обратилось в суд с иском к В. и просило взыскать с него в счет ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, 575 500 руб., а также расходы по оплате оценки в размере 2000 руб. и расходы по оплате государственной пошлины в размере 6987,50 руб. <1>.
--------------------------------
<1> http://oblsud.orb.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&op=document_list&dtid=4.

Из материалов дела следует, что В. был принят на работу в качестве водителя, за ним был закреплен автомобиль КАМАЗ-55102. В. был направлен в командировку в другой населенный пункт.

По утверждению истца, В., будучи в состоянии алкогольного опьянения, не справился с управлением автомобилем, забуксовал, допустил возгорание резины задних колес, вследствие чего загорелись сгораемые части автомобиля, автомобиль сгорел полностью, восстановлению не подлежит.
Решением Новосергиевского районного суда от 13.10.2008 требования ОАО "Н-ая МТС" были удовлетворены частично: с В. в пользу ОАО "Н-ая МТС" взыскано 550 000 руб. - в счет возмещения ущерба, причиненного В. при исполнении трудовых обязанностей, 2000 руб. - в счет расходов по оплате оценки, 6860 руб. - в счет расходов по оплате государственной пошлины.

В обоснование указанного решения суд первой инстанции указал, что В. был причинен материальный ущерб работодателю в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается постановлением мирового судьи от 24.07.2008, в соответствии с которым В. признан виновным в правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде лишения права управлять транспортным средством на срок полтора года. Суд посчитал доказанным наличие причинной связи между виновным поведением В. и наступившим ущербом работодателю на сумму 575 500 руб. При удовлетворении требований истца суд первой инстанции в порядке ст. 250 ТК РФ снизил размер подлежащего взысканию ущерба до 550 000 руб.

Судебная коллегия областного суда не согласилась с указанным решением районного суда, указав, что В. действительно постановлением мирового судьи от 24.07.2008 был признан виновным в правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Однако указанное постановление не содержит указаний на то, что именно в связи с виновными действиями, совершенными В. в состоянии алкогольного опьянения, был причинен ущерб имуществу истца-работодателя. Суд первой инстанции при разрешении спора не установил вину В. в причинении ущерба от пожара автомобиля, причинную связь между его виновными действиями и наступившим ущербом, поскольку управление В. автомобилем в состоянии алкогольного опьянения само по себе не является основанием для привлечения его к материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю в связи с пожаром автомобиля. На основании изложенного судебная коллегия кассационным определением от 03.12.2008 отменила указанное решение и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Работник может быть привлечен к материальной ответственности в полном размере на основании п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, если ущерб причинен в результате преступных действий.

Пленум Верховного Суда РФ в упоминавшемся выше Постановлении от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" разъяснил, что наличие обвинительного приговора суда является обязательным условием для возможного привлечения работника к полной материальной ответственности по п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, прекращение уголовного дела на стадии предварительного расследования или в суде, в том числе и по нереабилитирующим основаниям (в частности, в связи с истечением срока давности уголовного преследования, вследствие акта об амнистии), либо вынесение судом оправдательного приговора не может служить основанием для привлечения лица к полной материальной ответственности.

Если в отношении работника вынесен обвинительный приговор, однако вследствие акта об амнистии он был полностью или частично освобожден от наказания, такой работник может быть привлечен к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю, на основании п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, поскольку имеется вступивший в законную силу приговор суда, которым установлен преступный характер его действий.

Аналогичное разъяснение было дано Пленумом и в отношении привлечения к полной материальной ответственности за причинение ущерба в результате административного проступка. Работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания (п. 1 ч. 1 ст. 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Если работник был освобожден от административной ответственности за совершение административного правонарушения в связи с его малозначительностью, о чем по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении было вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, и работнику было объявлено устное замечание, на такого работника также может быть возложена материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба, так как при малозначительности административного правонарушения устанавливается факт его совершения, а также выявляются все признаки состава правонарушения и лицо освобождается лишь от административного наказания (ст. 2.9, п. 2 ч. 1 ст. 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Поскольку истечение сроков давности привлечения к административной ответственности либо издание акта об амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания, является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении (п. п. 4, 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в указанных ситуациях работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности по п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ.

В этой связи представляет интерес следующее дело из судебной практики Верховного Суда Российской Федерации <2>.
--------------------------------
<2> Определение Верховного Суда РФ от 01.08.2008 N 48-В08-7 // Документ опубликован не был.

Пример. Водитель предприятия ОАО "Еманжелинскхлеб", управляя автомобилем ЗИЛ-431410, выехал на полосу встречного движения, где произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-2106 под управлением водителя Б., который от полученных в результате данного ДТП травм скончался. Органами ГИБДД Ф. был признан виновным в совершении ДТП. Постановлением Сосновского районного суда Челябинской области от 13 марта 2006 г. уголовное дело, возбужденное в отношении Ф., было прекращено за примирением обвиняемого с представителем потерпевшего.

Решением Еманжелинского городского суда Челябинской области с ОАО "Еманжелинскхлеб" в пользу потерпевшего была взыскана компенсация морального вреда в сумме 80 тыс. руб., которые были выплачены предприятием.

ОАО "Еманжелинскхлеб" обратилось в суд с иском о взыскании соответствующей суммы с Ф. в качестве материальной ответственности. Решением Еманжелинского городского суда Челябинской области от 25 апреля 2007 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 14 июня 2007 г., исковые требования ОАО "Еманжелинскхлеб" были удовлетворены частично.
В надзорной жалобе Ф., считая принятые по делу судебные постановления незаконными, просил их отменить.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что надзорная жалоба Ф. подлежит удовлетворению, а состоявшиеся по делу судебные постановления отмене по следующим основаниям.
В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 243 Трудового кодекса РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.

Судом установлено и из материалов дела усматривается, что в отношении Ф. вступившего в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу не имеется. Из этого следует, что ОАО "Еманжелинскхлеб" не обладает правом требования от Ф. возмещения ущерба в полном размере, поскольку ст. 243 ТК РФ или иными федеральными законами не предусмотрена его полная материальная ответственность, а ст. 241 ТК РФ установлены пределы материальной ответственности работника (в пределах своего среднего месячного заработка).

Аналогичным образом привлечение работника к полной материальной ответственности за причинение ущерба в результате административного проступка допустимо, если таковой проступок установлен соответствующим государственным органом. Иными словами, работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания (п. 1 ч. 1 ст. 29.9 КоАП РФ), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Пример. Так, по делу N 2-1776 общество с ограниченной ответственностью "Север-Молоко" обратилось с иском к водителю И. о возмещении материального ущерба в размере 47 862 руб., причиненного ответчиком в результате дорожно-транспортного происшествия (ДТП) при исполнении им трудовых обязанностей <3>. Судом установлено, что ДТП произошло по вине ответчика, в связи с чем истец понес расходы, связанные с ремонтом автомобиля на сумму 39 354 руб. и выплатой 8508 руб. третьему лицу - участнику ДТП. И. признан виновным в совершении административного правонарушения, и постановлением МРО ГИБДД на него наложен штраф.
--------------------------------
<3> http://www.arhcourt.ru/?Documents/Civ/Gen/200411110001.

При таких обстоятельствах мировой судья судебного участка N 5 Октябрьского округа г. Архангельска правильно удовлетворил иск и взыскал с ответчика материальный ущерб в полном объеме на основании п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ.

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 243 ТК РФ полная материальная ответственность наступает за причинение ущерба вследствие разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (в том числе коммерческую). Необходимо отметить, что имущественный ущерб работодателю может наступить не только вследствие собственно разглашения коммерческой тайны, но и в результате нарушения режима ее охраны либо в результате ее неправомерного использования. В этих случаях работник будет нести ограниченную ответственность.

При разглашении коммерческой тайны работник обязан возместить работодателю лишь причиненный ему прямой действительный ущерб. В этой связи следует согласиться с мнением некоторых авторов, что в лучшем случае со злоумышленника удастся взыскать лишь стоимость бумаги или дискеты, на которых содержались секретные сведения [1]. Между тем основной ущерб от разглашения коммерческой тайны выражается в упущенной выгоде. А ее работник возмещать не обязан.

В этой ситуации некоторые авторы советуют дополнительно заключать с работником гражданско-правовой договор о неразглашении коммерческой тайны, полагая, что возникающие при этом отношения будут подчиняться уже не трудовому, а гражданскому законодательству [2]. Более того, на практике уже есть примеры заключения такого рода соглашений. При этом предполагается, что к работнику, заключившему такое гражданско-правовое соглашение, будут применяться не нормы трудового законодательства о материальной ответственности, а правила ст. 139 Гражданского кодекса РФ о возмещении убытков в полном объеме, включая и упущенную выгоду.

Подобный подход представляется нам весьма спорным.

Прежде всего, в данной ситуации налицо конкуренция норм трудового и гражданского права. На наш взгляд, правообразующее значение в данной ситуации имеет наличие трудовых отношений между причинителем ущерба (работником) и лицом, которому данный ущерб был причинен (работодателем). В этой связи обязанность возместить причиненный ущерб должна возникать в рамках отношений по материальной ответственности как производных от трудовых отношений.
Кроме того, следует согласиться с теми авторами, которые полагают, что положение п. 2 ст. 139 ГК РФ, устанавливающее обязанность работника возместить обладателю права на коммерческую тайну убытки, причиненные разглашением сведений, составляющих коммерческую тайну, необходимо рассматривать с учетом положения п. 1 ст. 15 ГК РФ, согласно которому "лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере" [3].

Поскольку ч. 1 ст. 238 ТК РФ предусматривает возмещение ущерба, причиненного работодателю работником, в размере прямого действительного ущерба и прямо указывает, что неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат, ответственность работника в данном случае ограничивается размером прямого действительного ущерба.

Наконец, полная материальная ответственность предусматривается в случае причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей. Например, это может иметь место, когда работник использует вверенное ему имущество в каких-либо личных целях.

Пример. МУП "Городская управляющая компания ЖКХ" обратилось в суд с иском к водителю Харькову А.М. о возмещении материального ущерба в размере 127 489 руб. Харьков в связи с производственной необходимостью был привлечен к работе на закрепленном за ним автомобиле в выходной день и после окончания в 14 ч работы автомобиль на обусловленную стоянку не поставил, а использовал его в личных целях. Около 17 ч автомобиль от дома Харькова был угнан неизвестными лицами. Сославшись на отсутствие вины Харькова в причинении ущерба, Чердаклинский районный суд отказал в иске. При новом рассмотрении дела после отмены решения судебной коллегией областного суда иск был удовлетворен в полном объеме на основании п. 8 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, как ущерб, причиненный не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Еще одним основанием полной материальной ответственности, на наш взгляд, является предусмотренная ст. 249 ТК РФ обязанность работника возместить затраты, понесенные работодателем при направлении его на обучение за счет средств работодателя, в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении.

Данная ситуация возникает, если работодатель оплачивает обучение лица в образовательном учреждении. В данном случае должен заключаться договор на обучение лица за счет средств конкретного работодателя, который имеет гражданско-правовую природу.

После окончания обучения с выпускником образовательного учреждения заключается трудовой договор. Конкретный срок, в течение которого работник должен работать у работодателя, определяется договором на его обучение. Вместе с тем нельзя лишить работника права в любой момент расторгнуть такой трудовой договор по собственному желанию (ст. 80 ТК РФ). В этом случае работник должен будет возместить работодателю средства, затраченные на его обучение.

Пример. По делу N 2-308 открытым акционерным обществом ЛПХ "Коношалес" был предъявлен иск к работнику нижнего склада К. о взыскании затрат на сумму 2009,43 руб., связанных с его обучением <4>. Мировой судья судебного участка Коношского района решением от 01.04.2003 иск удовлетворил. При этом установил, что между сторонами был заключен договор на обучение на курсах стропальщика, согласно которому предприятие оплатило обучение в размере 800 руб., а ответчик принял на себя обязательства в течение трех лет проработать на предприятии, а в случае увольнения за нарушение трудовой дисциплины или по собственному желанию возместить стоимость обучения. Кроме того, на период учебы ему были выплачены заработная плата и расходы на проезд на сумму 1209,43 руб. Ответчик свои обязательства по договору не выполнил, так как уволился по собственному желанию и не возместил истцу расходы, связанные с его обучением.
--------------------------------
<4> http://www.arhcourt.ru/?Documents/Civ/Gen/200411110001.

Этот же мировой судья по аналогичному спору решением от 19.03.2003 взыскал с А. в пользу ОАО ЛПХ "Коношалес" в возмещение затрат, связанных с его обучением, денежную сумму 4235,24 руб. Из них: плата за обучение на машиниста бульдозера по договору - 2200 руб., расходы на проезд на обучение, командировочные и заработная плата на период учебы - 2736,37 руб. (дело N 2-241).

В прежней редакции ст. 249 ТК РФ предусматривалось возмещение затрат, понесенных работодателем при направлении работника на обучение за счет средств работодателя, в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении работника за счет средств работодателя.

На практике возникали сложности в ситуациях, когда работник отработал у работодателя указанный в трудовом договоре срок не полностью. В новой редакции эта проблема снимается: "В случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении".
Указанные затраты, связанные с обучением такого гражданина, будут возмещаться по правилам гражданского и гражданско-процессуального законодательства, т.е. подача иска, судебное разбирательство, исполнительное производство и т.п. Причем, как правило, у выпускников учебных заведений (по крайней мере - дневной формы обучения) недостаточно собственного имущества, на которое можно было бы обратить взыскание, что делает задачу возмещения затрат на обучение таким гражданином малореальной.
-------
Литература

1. Комментарий к Федеральному закону от 29.07.2004 N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" (А.П. Распутин, "Нормативные акты для бухгалтера", август 2004 г., N 16).
2. Гаврилов Э. Ответственность работников, разгласивших служебную или коммерческую тайну // Российская юстиция. 2000. N 3. С. 15.
3. Предпринимательское право в рыночной экономике. М.: Новая Правовая культура, 2004.
18 марта 2013
Автор: М.Пресняков Д. ю. н., профессор кафедры служебного и трудового права Поволжского института управления им. П.А.Столыпина РАНХиГС / "Вопросы трудового права", 2013, N 1


Статьи этого раздела

  • Деньги под отчет: как потратить и отчитаться
    В статье расскажем о правилах использования аванса и составления авансового отчета.
  • Аренда транспортного средства или использование личного имущества сотрудника?
    В каких случаях организация вступает в гражданско-правовые отношения, арендуя транспортное средство с экипажем, а когда эти отношения суд сможет признать впоследствии трудовыми, рассказывается в статье. Как не перепутать договор аренды с использованием личного имущества работника…
  • Полная материальная ответственность работника
    Зачастую помимо трудового договора и документов, определяющих внутренний трудовой распорядок, работодатели при приеме работника на работу предлагают подписать договор о полной материальной ответственности. Подобные действия работодателей, как правило, продиктованы стремлением укрепить трудовую дисциплину, а вовсе не желанием ущемить права работника. Однако возникает вопрос: насколько законно такое требование работодателя?
  • Если работник причинил ущерб работодателю
    В процессе исполнения трудовых обязанностей работники, как правило, используют имущество организации. Однако как по недобросовестности работника, так и по причинам, не зависящим от него, нередки случаи причинения ущерба имуществу работодателя. О возможности возмещения материального ущерба…

Подписка на новости сайта

Мероприятия:



Реклама Реклама Реклама