Экспорт российского образования упал до ничтожно малой величины

28 января 2010

Экспорт российского образования упал до ничтожно малой величины
Когда-то Россия мечтала обучать весь мир – сейчас же мы с трудом обучаем своих собственных студентов. Доля российского высшего образования на мировом рынке продолжает снижаться.

В 2008 году на Россию приходилось 3% от общего числа обучающихся в мире иностранных граждан. Сегодня , как говорит Директор департамента международного сотрудничества в образовании и науке Минобрнауки РФ Владислав Ничков, уже 2%. А по данным исследовательской организации Institute of International Education, еще меньше – 1–1,5%. о российском образовании на мировом рынке:


«Мы потеряли студентов из Восточной Европы» Директор департамента международного сотрудничества в образовании и науке Минобрнауки РФ Владислав Ничков:

В 2008 году мы признали определенно снижение доли нашей страны на мировом рынке образовательных услуг, а также более высокие темпы прироста числа иностранных студентов в других странах. Действительно, имея значительный потенциал, прежде всего в сфере высшего профобразования, Россия реализует его далеко не в полной мере. Могу сказать, что в 2008 году на долю России приходилось лишь 3% от общего числа обучающихся в мире иностранных граждан. При этом доля США составляла 22%, Великобритании – 12%, Германии – 9%, Франции – 8,8%, Австралии – 8,2%, Китая – 5%, Японии – 4,2%. Думаю, в этом году мы еще упали: эти цифры еще нужно анализировать. Текущий прогноз результата по прошлому году – 2%.

В 2008 году это было свыше 120 000 иностранных студентов, как на коммерческой основе, так и за счет средств из федерального бюджета. Основной контингент обучающихся – это граждане Содружества независимых государств (свыше 70 000 человек), стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Есть «Концепция экспорта образовательных услуг Российской Федерации на период 2011 – 2020 гг.». Там указано, что «основными факторами, сдерживающими экспорт российских образовательных услуг, являются несовершенство нормативно-правовой базы, слабое развитие социально-бытовых условий для пребывания в РФ иностранных студентов, их медицинского обслуживания и безопасности, недостаточный уровень владения этими студентами русским языком и слабая отдача от информационно-рекламной работы». Над этим надо вузам и нам работать.

Что-то потеряли из-за обострения конкуренции. Мы потеряли Восточную Европу. Здесь главный удар нанесли немецкие университеты (их доля на мировом рынке образования за 7 лет выросла почти в 2 раза). Например, поляки окончательно забыли про российские технические вузы и теперь предпочитают учиться в Германии. За абитуриентов стран Средней Азии с нами стали успешно конкурировать скандинавские университеты, например, норвежцы, а за абитуриентов из Африки – университеты из Франции и Испании. Меньше приезжают поступать из Средней Азии из-за кризиса.


Как и положено, в России разработана «Концепция экспорта образовательных услуг Российской Федерации на период 2011 – 2020 гг.» И, как и положено, конкретики в документе немного, есть лишь план создания специализированного агентства EduRussia, которое будет продвигать российское образование за рубежом.

Но цели заявлены масштабные: поднять долю российских вузов на мировом рынке до 7%, добиться включения не менее 10 российских вузов в число первых 100 университетов по международным рейтингам (сейчас в рейтинге Times Higher Education МГУ находится на 155 месте, а СПбГУ – на 168, другие вузы вовсе в него не попали), увеличить экспортные доходы до 10% от объема бюджетного финансирования вузов (в 2008 г. было 3%).

УПАЛИ ВМЕСТЕ С АМЕРИКОЙ

Экспорт образовательных услуг в прошлом году снижался не только в России. Как говорит заместитель директора по международным исследованиям Institute of International Education Мэри Кринсберг, это совпадает с общемировым кризисным трендом. Например, американский экспорт образования в 2009 году, по предварительным оценкам, снизился на 4%, английский – на 2,5%, французы и китайцы потеряли 5,5% и 6%.


«Доля российских вузов в мировом экспорте образования – не больше 1,5%» Заместитель директора по международным исследованиям Institute of International Education Мэри Кринсберг о российском образовании на мировом рынке:

У нас еще нет данных за 2009 год, но, по нашим прогнозам, доля российских университетов в мировом экспорте образования очень невелика, – думаю, она составляет не больше 1,5%. Это очень небольшие цифры: можно говорить о том, что российское высшее образование почти не оказывает влияния на мировой экспорт образования. По нашим оценкам, еще два года назад доля российского образования составляла 2,5 – 3%.

Очевидно, отрицательная динамика связана не только с проблемами российского образования, я не готова говорить о них подробнее. Есть общий кризисный тренд. Например, американский экспорт образования в 2009 году, по предварительным оценкам, снизился на 4%, английский на 2,5%, еще больше потеряли французы и китайцы – 5,5% и 6%, соответственно.

Российские университеты почти не пересекались по целевым региональным клиентским группам с другими игроками. Однако общее снижение поступающих в из стран Восточной Европы и Средней Азии могло аукнуться и России. По этим регионам произошел явный отток абитуриентов в прошлом году.

По нашим прогнозам, глобальное снижение мирового образовательного экспорта было временным, и уже в этом году крупнейшие рынки восстановят свои позиции. А отстающим рынкам образовательных услуг, вроде российского, будет еще сложнее. Восстановление, как показывает практика предыдущих кризисов, пойдет в первую очередь за счет лидирующих игроков – США, Великобритании, Германии, Франции, Австралии и Китая. И только через несколько лет волна нового роста докатится до аутсайдеров.


Российские вузы потеряли в относительном измерении много, но в абсолютном масштабе – не очень. «Они были малозаметны на международном рынке, – говорит Кринсберг, – и почти не пересекались с другими игроками по целевым регионам». Вероятно, по России ударило сокращение числа студентов из Восточной Европы и Средней Азии.

По прогнозам Institute of International Education, глобальное снижение образовательного экспорта было временным, в этом году основные рынки восстановят свои позиции. Но отстающим странам вроде России будет сложнее вернуть позиции. В первую очередь, как и во время прошлых кризисов, будут восстанавливаться лидеры: США, Великобритания, Германия, Франция, Австралия и Китай. Только через несколько лет волна нового роста докатится до аутсайдеров.

КОНКУРЕНЦИЯ И ЕГЭ

Впрочем, в Минобрнауки признают, что упадок российского образовательного экспорта связан не только с глобальным кризисом – он продолжается уже годы. Во-первых, обострилась конкуренция: заявили о себе сразу несколько новых игроков, а старые укрепили позиции, причем именно в тех нишах, где традиционно работала Россия.

«Мы проигрываем нашу и без того небольшую долю рынка таким странам, как Германия, Франция и Австралия», – говорит ректор Московской школы управления «Сколково» Андрей Волков.

В частности, Россия потеряла Восточную Европу: здесь главный удар нанесли немецкие университеты, доля которых на мировом рынке за 7 лет выросла почти в два раза. Поляки совсем забыли про российские технические вузы. За абитуриентов из Средней Азии с нами успешно конкурируют скандинавские университеты (особенно норвежцы), а за африканцев – вузы из Франции и Испании. В министерстве по-разному объясняют эти поражения: где-то сыграл роль географический фактор, где-то – упрощенные процедуры въезда, где-то – развитая система грантов.

А сами вузы жалуются на единый госэкзамен. Как заявил ректор МГУ Виктор Садовничий, иностранные студенты хотят учиться в России, но ЕГЭ их сильно напугал. А на бюджетные места они могут поступать только на общих основаниях, сдавая со всеми ЕГЭ по русскому и математике.

В Минобрнауки считают, что для иностранцев нужен специальный экзамен: не такой тест, как национальные ЕГЭ, а инструмент, позволяющий определить, может ли человек учиться в российском вузе. Другая идея министерства – принимать ЕГЭ по интернету, что облегчило бы сдачу теста молодым людям, живущим за рубежом. Но и то, и другое – пока только «прожекты».

СВОИМИ СИЛАМИ

Университеты пока пытаются что-то сделать сами, но и их инициативы не претендуют на прорыв. В Российском университете дружбы народов (РУДН), где 30% студентов – иностранцы, последние три года пытаются предлагать «этнические курсы», адаптированные под студентов конкретных национальностей. «Национальный таргетинг» касается и университетской жизни: по словам ректора Владимира Филиппова, РУДН отдал свои кафе выпускникам, чтобы студенты могли выбирать свою кухню: африканскую, арабскую, индийскую и т.д.


«Мы приватизировали кафе и отдали их выпускникам» Ректор Российского университета дружбы народов Владимир Филиппов
о развитии экспортного потенциала вузов:


У нас около 30% студентов – иностранцы. Это исторический профиль вуза. Поэтому привлечение иностранных студентов – задача стратегическая. Первое и главное – надо изучать рынок. РУДН ведет изучение стран, откуда к нам приезжают: какие специалисты востребованы, каковы особенности национальных систем образования. Это такой национальный таргетинг. Мы пытаемся выстроить свои курсы с учетом специфики национальных систем образования других стран. Помимо языков, это, например, курсы истории конкретных государств, учет технической специфики и технических регламентов конкретных государств в случае с техническими специальностями, учет специфики местного гостиничного бизнеса, если речь идет о нашем Институте гостиничного бизнеса и туризма.

Нужно обеспечить хорошую инфраструктуру: общежития, безопасность студентов, их медицинское обслуживание, кухню. У нас все есть: это и медицинское обслуживание студентов – собственная поликлиника, и организация их досуга. Кроме того, мы приватизировали все существующие на территории университета кафе и отдали их нашим выпускникам, чтобы студенты могли выбирать свою кухню – африканскую, арабскую, индийскую. Мы создали целую систему мер по обеспечению безопасности студентов: это и собственное отделение милиции, и организация видеонаблюдения.

Для российских вузов одна из основных проблем – языковой барьер. За пределами постсоветского пространства русский знают меньше, чем английский, французский или испанский. С такой же проблемой столкнулась в свое время Германия. Но немцы решили ее, создав систему Институтов Гете, которые во всех странах мира при немецких посольствах ведут бесплатное обучение немецкому языку. Кроме того, они создали систему DAAD (Deutscher Akademischer Austausch Dienst, Германская служба академических обменов), чья задача – искать иностранных студентов для немецких университетов и оказывать им помощь в организации учебы в Германии. Мы хотим разработать нечто подобное в рамках наших задач.


Судя по всему, на будущую правительственную организацию EduRussia в университете не сильно надеются. РУДН подумывает о создании собственной системы, аналогичной DAAD (Германская служба академических обменов): та ищет иностранных студентов для немецких университетов. Такая организация не помешала бы никому – об этом говорила недавно и проректор Академии народного хозяйства при правительстве Елена Карпухина.

В Высшей школе экономики сейчас тоже разрабатывают стратегию по привлечению иностранных студентов. Один вариант, говорит проректор Исак Фрумин, предполагает, скорее, финансовую заинтересованность. Бурный рост австралийского, новозеландского, швей?царского экспорта образовательных услуг во многом связан с тем, что вузы увидели в иностранцах новый источник финансирования. Но ведущие вузы вроде Стэнфорда или Гарварда берут иностранцев не из-за денег (экспортные доходы их незначительны), а чтобы получить талантливых учащихся. Фрумин считает, что нашим ведущим вузам следует преследовать обе задачи, но второе направление все-таки важнее.

ГУ-ВШЭ хочет добиться отказа от неэффективной системы отбора иностранных студентов по имеющимся квотам (10 000 бюджетных мест). По мнению Фрумина, распределять их должны не чиновники министерства образования, а сами университеты на конкурсной основе. И ВШЭ планирует активнее привлекать иностранцев не в бакалавриат, а в магистратуру, где у них будет больше возможностей себя проявить.

А многим вузам мешает работать на экспорт даже не отсутствие стратегии, а трудности перевода. Программы на английском языке появляются почти во всех крупных вузах, а некоторые (например, Тюменский государственный нефтегазовый университет или петербургский Политех) создают для англоязычных программ отдельные подразделения. Как говорит руководитель международных проектов СПбГПУ Леонид Лисин, появление полноценных англоязычных программ – единственный путь для среднего вуза хоть как-то заявить о себе на международном рынке и заработать репутацию.

Но без помощи государства: без активного пиара, выделения грантов на иностранные программы и прочих мер вузы на международном рынке далеко не продвинутся. Все больше учебных заведений будут простаивать из-за демографической ямы, и экспорт – единственное, что их может спасти.

Петр Биргер / Slon.ru / на фото - азербайджанские студенты в РУДН, фото Azeri.ru
123456 … 111
С 1 января Минтруд исключил 356 профессий из списка запрещенных для женщин С 1 января Минтруд исключил 356 профессий из списка запрещенных для женщин
06 января 2021
Минтруд России принял Приказ от 18.07.2019 N 512н "Об утверждении перечня производств, работ и должностей с вредными и (или) опасными условиями труда, на которых ограничивается применение труда женщин" взамен действующего Постановления Правительства РФ от 25.02.2000…
Исследование: Как изменились зарплаты в России за 2020 год Исследование: Как изменились зарплаты в России за 2020 год
17 декабря 2020
В каких сферах труда с января по ноябрь 2020 года средняя зарплата выросла больше всего и какие сферы стали лидерами зарплатного рейтинга России за ноябрь 2020 ‒ статистика GorodRabot.ru
Тенденции рынка труда 2021 Тенденции рынка труда 2021
15 декабря 2020
В конце прошлого года, говоря о трендах на 2020 год, мы смело прогнозировали снижение безработицы, говорили о намерении большинства компаний активно нанимать новых сотрудников, развивать технологии и в целом описывали довольно не плохую перспективу, как…
Выплата заработной платы перед Новогодними праздниками Выплата заработной платы перед Новогодними праздниками
14 декабря 2020
Напомню про особенности выплаты зарплаты в новогодний период.
Наблюдение о рынке труда. Много сокращений. В основном нанимают российские компании Наблюдение о рынке труда. Много сокращений. В основном нанимают российские компании
04 декабря 2020
Автор статьи Айгюн Курбанова. Основатель "Школы Карьерного Менеджмента", HR-практик, опыт работы директором по персоналу крупнейшей аутсорсинговой компании "Leader Team", директором по персоналу "Домодедово", директором департамента по управлению персоналом округа, ЗАО "ТАНДЕР",  Сеть Магазинов Магнит. Сертифицированный коуч…
Эксперты оценили последствия оттока мигрантов из России Эксперты оценили последствия оттока мигрантов из России
04 ноября 2020
Дефицит рабочих рук может закончиться только после пандемии
Босс для проекта. Строительству не хватает руководителей Босс для проекта. Строительству не хватает руководителей
31 октября 2020
Многие компании и целые отрасли снова перешли на удаленку. И если весной для большинства новый режим работы был в новинку и вызывал массу вопросов и недопониманий, то сейчас многие уже успели сделать выводы и подкорректировать слабые места. Строительная отрасль, а точнее, ее офисный сегмент, также проанализировала весенний опыт и открыла новый деловой сезон уже с учетом "коронавирусных" корректировок.
Благополучие в музее: почему важно говорить о профессиональном выгорании и хроническом стрессе музейных сотрудников Благополучие в музее: почему важно говорить о профессиональном выгорании и хроническом стрессе музейных сотрудников
31 октября 2020
Какие ассоциации вызывает слово “музей”? У кого-то — искусство и архитектура, кто-то сразу вспомнит про туристов и сувениры, кто-то представит школьные экскурсии и уроки истории. Но музей — это не только коллекция, здание и выставки. Музей — это люди, которые в нем работают: хранят, исследуют, представляют публике музейные предметы, общаются с посетителями, принимают вызовы времени и адаптируются к меняющимся обстоятельствам. С какими трудностями сталкиваются музейные специалисты и как помогают себе?
Каких топ-менеджеров перекупают друг у друга компании во время пандемии Каких топ-менеджеров перекупают друг у друга компании во время пандемии
31 мая 2020
Пока одни компании думают, как пережить трудные времена, сохранить коллектив и продолжить бизнес, другие используют любую возможность для своей трансформации. Одна из примет этого явления - охота на топ-менеджеров, развернувшаяся на кадровом рынке. Громкий переход в конце апреля одного из основателей и до недавнего времени руководителя популярного онлайн-ретейлера Lamoda Флориана Янсена в кресло исполнительного директора сети "Магнит" - вершина айсберга, уверяют эксперты
Зарплатные ожидания россиян стали скромнее на 7 тысяч рублей Зарплатные ожидания россиян стали скромнее на 7 тысяч рублей
03 мая 2020
Справедливым вознаграждением за свой труд, позволяющим обеспечить достойное существование и накопить денег на крупные покупки, жители России назвали сумму в 59 тысяч рублей в месяц.
123456 … 111

Подписка на новости сайта

Семинары / курсы / тренинги: